Потный Мак

Забавно, что мой двухсполовинолетний сын зовёт себя Мак. Мы тоже зовём его Мак, хоть «по паспорту» он Максим.
Забавно, что Максутов-Кассегрен тоже Мак. Цветы красные кой-какие — тоже мак. Чёрные точки в кой-какой булке — тоже мак.

И совершенно не забавно, что третью ночь мне приходится выключать тот самый мак, который телескоп STF 8″ Deluxe схемы Максутов-Кассегрена. Выключать из-за обильного орошения внутри трубы. Здесь подробно о росе, о высокой влажности осенних и зимних ночей в Краснокрае.

Сегодня, по совету «бывалых» маководов, перевернул кулер. Теперь он гонит воздух не в трубу, а из неё. Что ж, посмотрим, поможет ли делу и, главное, не навредит ли. Ведь постоянно работающий вентилятор на попу маку я установил для борьбы с жутким термоклином, преследующим меня в этой закрытой трубе. Честно сказать, это был полный кошмар. И очень не хотелось бы к нему возвращаться.

Камни всякие нужны, камни стопудов важны!

Мне всегда нравилась красота Космоса (если смотреть отсюда и через мои любимые розовые очки). И телескопы красиво так крутятся всю ночь напролёт. Но порой хочется получить ощутимые плоды своего увлечения. Ну там рыбак, кроме как побухать на берегу, порой несёт домой рыбу. Охотник тоже нет-нет, да притащит в дом кабанчика.

Не так давно я получил первую коммерческую прибыль от астрофото. Целых 8 тысяч рублей удалось выручить от продажи ненужного мне астротрекера, выигранного в конкурсе съёмки кометы C/2013 US10 (Catalina). Это было интересно … своей необычностью. В целом я не настроен на получение денег таким способом.

Однако, что можно ещё получить от моего астрономического увлечения, кроме красивых раскрасок и аппликаций, часто называемых «астрофото». Их я тоже очень люблю и уважаю. В планах отснять всю Вселенную. Но это скорее на фоне других, более интересных задач. Сейчас же я поведу речь о нашем с Антоном (Rain Dog) хоть и малююююсеньком, но конкретном вкладе в познание мира.

2-го сентября мы таки нашли новый астероид. Снимали другой известный камень. Но у Антохи глаз-алмаз, он нашёл что-то и попросил меня тщательней переснять этот участок. Его же, «наш» камень, мы снимали 8-го и 10-го сентября. Потом погоды не стало, да и мы, возможно по неопытности, не совсем «соблюли протокол» съёмки и обозначения нового камня.
В итоге первым было засчитано наблюдение крутой Гавайской обсерватории от 19-го сентября. Вот страница камня с временным номером 2016 SS4. Есть подозрение, что наши первые наблюдения не вписались в «два наблюдения в разные ночи, не дальше недели друг от друга, не короче получаса каждое».

Вот первые измерения SS4:
MB034 * C2016 09 02.88087 23 18 37.75 +21 54 07.5 19.7 L71
MB034 C2016 09 02.89392 23 18 37.27 +21 54 00.7 19.5 L71
MB034 C2016 09 02.90709 23 18 36.81 +21 53 54.2 18.7 L71
MB034 C2016 09 08.81181 23 15 19.94 +20 57 20.3 19.2 L71
MB034 C2016 09 08.81537 23 15 19.91 +20 57 16.3 19.0 L71
MB034 C2016 09 08.82247 23 15 19.66 +20 57 13.8 19.4 L71

Пришлось написать небольшой калькулятор по переводу времени в человеческий. И вот, что получилось (время в GMT):

2 сентября: 19:44:21 — 21:46:12
9 сентября 19:29:00 — 19:44:21 (косяк, меньше получаса).

Пока что это единственное объяснение. Ждём официальной версии.

Обсерватория та (Pan-STARRS 1), и правда, невероеятно крута. Занимается именно камнями, причём не первый день. Расположена на Гавайях, как я понял, на трёх тыщах метрах, на вулкане Haleakala.

Больше всего мне понравилась их камера. «Небольшая» такая, сборный сенсор на ладошку не влезает. «Всего-то» 1.4 гигапикселя 🙂

mpc_orbit-diagram-ss4В общем, вопрос, почему они записаны первыми, ещё открыт. Мы задали его в Центр Малых Планет, но до сих пор ждём ответа.

Несколько дней, после того, как мы увидели эту страницу (там ещё не были вписаны наши октябрьские наблюдения SS4. Не было ни слова о нас), душевный настрой был нарушен, решимость продолжать отсутствовала и руки опустились.

 


Недавно, скорее по инерции, так как настрой был ни в дугу, мы снимали один уже известный камень, названный в честь мифологического греческого скульптора Пигмалиона, влюбившегося в им же обтёсанный камень. Показался забавным каламбур, что кто-то открыл камень (астероид), влюбился в него, обтесав его своими наблюдениями.

[03.10.2016 23:38:51] Антон: Гут!
[03.10.2016 23:55:38] Oleg Milantiev: погнали…

… и мы погнали! Погнали снимать, обрабатывать, формировать замороченное письмо и отсылать в MPC (minor planet center).

Пока невозможно чётко сказать, открытие это новых камней или переоткрытие старых под новым номером. Но ясно точно, что сейчас мы заявлены первыми, наблюдавшими камни. Что все протоколы соблюдены, всем, кому нужно, мы поулыбались и требуемое количество света от далёких камней TU9 (как самолёт КБ Туполева) и TV9 (почти «фантастическое» ТВ3) мы доставили по назначению.

Моё. Нет, НАШЕ первое открытие. И пусть это не закон Ома, и всё равно чертовски приятно. От всей души поздравляю тебя, Антоха 🙂

2016-tu9-ani

Наше первое знакомство с 2016 TU9

 

2016-tv9-ani

Наше первое знакомство с 2016 TV9

Нельзя не отметить неоценимую помощь Ивана Ионова. Именно на его телескоп, стационарно установленный в нашей обсерватории, и были отсняты столь тусклые камни. Уверенные 19m на одиночном кадре, ещё и в форме штриха, а не точки — это огромное проницание ньютона 320f4.2. Спасибо, Ваня, и тебя тоже с этим, пусть небольшим, но праздником!