Звезда Барнарда

Нет-нет, не медведя Бернарда, а уважаемого дядьки. Учёного. Впрочем, я повторяюсь — на днях обработал ранее снятую галактику того же Барнарда. Вот и всплыло на астрофоруме его имя и моё сожаление, что не смог отснять его же звезду — самую быструю на нашем небе (в угловой мере).

Почему-то, когда я недавно снимал несколько «быстрых звёзд«, я решил что звезда Барнарда не видна на моей широте. Понятия не имею, что было у меня в голове на тот момент, но факт остаётся фактом — отснял несколько звёзд со скоростью 3» в год, а рекордсмена.. ой, рекордстара, с угловой скоростью аж ~10 угловых секунд в год — пропустил. Ай-яй-яй.

weather-window

Сегодня выдалось окно в тучках. Я бы даже сказал не окно, а форточка :). Только-только прошёл ливень, так что сиинг был бы отличным, не будь ЭТОГО ФОНАРЯ (60% Луны) на небе. Ну, то есть сиинг-то был, но толку от него почти не было — Луна-с, сэр. И тучки бегут.

И всё, же успел отснять пару комет и да-да, звезду Барнарда. Не буду перепечатывать вики, лучше сами почитайте по ссылке.


(добавлено позже)

barnard_star-2004_2008-2016-ani-40percent

На основе этой картинки, взял свой снимок от 13 октября и сделал такую небольшую анимашку.

Удивительное дело. Но эта звезда «скоро» станет ближайшей к нам. Всё в движении. Всё мчится, вертится, убегает и возвращается. Космос подвижен. Но масштаб времени этого движения, конечно, сильно не совпадает с масштабом нашей жизни.

NGC6992 — Туманность Метла

ngc6992-ha_o3-2h-30percent

Туманность «Метла», являющаяся частью более обширной туманности в Лебеде. Случилось так, что при Луне я не нашёл, что поснимать и по часу в кислороде и водороде, поснимал эту туманность. Прикольная. Волокнистая. Вот 100% вид в БТИ на неё:

ngc6992-ha_o3-2h-100percent-2

Попутно выявил, что полярка у БТИ сбита в хлам. Вращение ужасное. Но то ничего, мы скоро пересадим его на бетон, будет знать наших 🙂

Железо гибнет, железо глючит

Что ж, если пользоваться какой-то вещью, тем более электронной, тем более в условиях достаточно негуманных (высокая влажность с конденсацией, уличная эксплуатация с большим перепадом темперуры и т.д.), то рано или поздно железо начинает глючить и помирать.

С месяц назад погиб USB у контроллера фокусёра мака. Это была не особо большая проблема, так как фокусировал я вручную из-за плохой механики самого фокусёра. Но вот я подкрутил прижим фокусёра и, теперь бы USB. А он мёртвый.

Вскрыл коробку. Оказалось, отвалилась масса КРЕНки и, предположительно 12В пошло на FT232, чем её и погубило.

Но это не повод грустить. Попросил Ваню, который как раз на днях едет ко мне, собрать из подручных материалов ещё один контроллер. Будем менять его и, быть может, ещё подкрутим фокусёр. Ох, интересные выходные предстоят! Жаль прогноз так себе…


Неспеша набрала обороты и стала актуальной ещё одна «железная проблема». QHY9 начала полосатить. Обычно это или плохое питание, или влага внутри камеры. Если останется время, откроем и просушим её в эти выходные.


Ещё я начал восстанавливать колесо фильтров моего ньютона. Случайно, в попытке юстирнуть телескоп «на ходу», я уронил камеру, колесо и всё-всё-всё. Из камеры вылетел незакреплённый сенсор. Внеосевик и гид-камера не пострадали, а вот колесу досталось — раскололась текстолитовая деталь.

Поксиполю колесо

Случилось это достаточно давно и я … забил на колесо, скрепив его изолентой. Но тут я понял, что оно мне ой как нужно. Поэтому снял колесо, разобрал его и склеил поксиполом поломанную деталь.

Попутно разобрался, почему пропускает второй фильтр (Ваня помог разобраться, точнее сказать) — настройка в драйвере. И ещё нашёл RGB фильтры. Наконец-то цвет буду снимать на f4.6 ньютона, а не f6.5 мака. СМак мака в чёткой L-ке и узкополосниках на 5+, а не шумных тёмных цветах на раскраску.

NGC6822 — Галактика Барнарда

Постоянно подмывает написать «галактика Бернарда». Медведь такой из мультика :). Мультик я не видел, но имя запомнил. А дядьку, и весьма уважаемого дядьку, зовут именно Барнард, а не какой-то там… Бернард медведь.

Есть звезда Барнарда — сейчас самая быстрая в проекции на небо, между прочим. К сожалению, не видна от меня. А есть, как оказалось, и галактика Барнарда. Ещё б чуть-чуть и её бы не было у меня видно. Но … 30 градусов кульминации, в принципе нормально, чтобы хорошо отснять дипскай объект.

Вот только отвлёкся я на другие объекты и в итоге набрал лишь 6 часов съёмки на тёмный мак и мой ньютон. Что ж, я знаю, чем займутся мои телескопы следующим летом 🙂

ngc6822-complex-6h-75percent

Хороша, чертовка!

HH555 — Усы Пеликана

hh555-100percent

Говорит мне Антон (Rain Dog): «Есть у меня статья, да не хватает в ней пары иллюстраций». А на улице ночь, а звёзды светят так, что глаз режут. Ну я взял и отснял недостающее :).

А не хватало как раз этой туманности HH555, части туманности «Пеликан» (IC5070).

Получилось очень хорошо, как мне показалось. Туманность высоко, так что снимал на всё подряд. От мелкого мака до огромного БТИ, не исключая мой ньютон.

 

Туманности, созданные ветром

ngc7380-complex-20h-50percent

В телескоп они могут выглядеть как пушистые газовые облака, но на самом деле Вы видите структуры, созданные горячими звёздами.
Вспомните свою любимую туманность. Наверняка она имеет название, описывающее её форму. Когда мы смотрим на различные формы светящегося газа и тёмной пыли, образующие туманность, наш мозг автоматически находит узнаваемые образы. Как если бы мы проходили звёздный тест Роршаха: туманность “Лебедь” (M17), туманность “Орёл” (M16), туманность “Сердце” (IC 1805), туманность “Душа” (IC 1848), туманность “Северная Америка” (NGC 7000), туманность “Конская Голова” (B33), список можно продолжить.
Однако, мы редко заостряем внимание на одной мощнейшей силе, которая и создала такие структуры: звёздном ветре. Он также играет ключевую роль в процессе формирования звёзд и их эволюции. Он влияет на множество звёзд, которые образовались из туманности, на их размеры, на скорость формирования, и даже на то, как они закончат своё существование. Звёздный ветер так же обогащает межзвёздное пространство тяжёлыми элементами, которые рождаются в горниле звёзд.

Звезда родилась.

Процесс формирования звезды начинается внутри холодного, тёмного облака, содержащего молекулярный водород и частицы пыли. Множество процессов могут запустить гравитационный коллапс такого облака: волна плотности прошедшая через рукав галактики, ударная волна от сверхновой или приливное взаимодействие с другим веществом. Затем гравитационные силы заставляют материю собраться и закрутиться в аккреционный диск, и протозвезда начинает своё формирование в его центре. Впоследствии, динамические силы внутри вращающегося диска заставят газ покинуть его в направлениях, перпендикулярных плоскости вращения.
Этот последний процесс, называемый биполярным оттоком, создаёт первый звёздный ветер в жизни звезды. Отток собран в две струи, проистекающие с двух сторон из центра диска. Эти струи имеют достаточную силу, чтобы вытолкнуть близлежащий газ и пыль на расстояние до нескольких световых лет.
Как только протозвезда наберёт достаточную массу, гравитационное давление внутри ядра станет достаточным для процесса превращения водорода в гелий, и родится звезда. Из-за обилия водорода в коллапсирующем облаке первые звёзды получаются обычно массивными горячими голубыми гигантами класса O или B. Эти новорожденные звёзды начинают излучать сильный звёздный ветер во всех направлениях. Этот ветер разрывает аккреционный диск и биполярный отток прекращается. Но звёздный ветер продолжает дуть, рассеивая местный газ и пыль. В результате звезда проявляется из молекулярного облака, одновременно подсвечивая его.

ngc7023_iris-23of5m-pixinsight-fitstacker-full_sizeМы можем видеть свидетельства всех этих событий на примере туманности Ирис (NGC 7023). Яркая центральная звезда, только появившаяся из туманности — HD 200775, является звездой B-типа с массой десять солнечных. Она находится в полости, которая имеет форму песочных часов. Эта полость в молекулярном облаке образовалось в результате действия биполярного оттока, возникшего в то время, когда звезда HD 200775 только формировалась внутри аккреционного диска.
Звезда находилась точно в перемычке песочных часов, но теперь уже нет – по этому смещению можно определить на сколько звезда сдвинулась с тех пор, как прекратился биполярный отток. Часть этой отражательной туманности, окружающей звезду, светится голубым цветом в результате рассеивания звёздного света бесчисленными частицами пыли, точно так же солнечный свет рассеивается атмосферой нашей планеты, придавая небу голубой цвет. Однако, на этой стадии большая часть туманности окружающей звезду, представляет собой холодное, тёмное, молекулярное облако.

Эмиссионные туманности и звёздный ветер.

Массивная голубая звезда скоро превратит родное молекулярное облако в красную эмиссионную туманность. Звезда излучает интенсивное ультрафиолетовое излучение, которое может ионизовать газ. Ионизированный водород переизлучает свет на определённой длине волны: 656,28 нм, известной как H-альфа, находящейся в красной зоне спектра.
Энергия излучения падает как квадрат расстояния до источника. Это означает, что на каком-то расстоянии энергии излучения уже будет не хватать для ионизации газа. Вследствие этого многие туманности имеют округлую форму. Граница, разделяющая эмиссионную туманность от окружающего молекулярного облака, называется фронтом ионизации.
Новорожденная звезда начинает создавать звёздный ветер, который представляет собой непрерывный, быстро движущийся поток частиц. В отличие от биполярного оттока, звёздный ветер дует во всех направлениях. Источник и скорость звёздного ветра сильно зависит от массы звезды. У звёзд с небольшой массой, таких как Солнце, звёздный ветер состоит из протонов и электронов. Они излучаются из области солнечной короны, как результат наличия высокой температуры и сильных магнитных полей. Они придают частицам достаточно энергии, чтобы преодолеть гравитационные силы звезды. Такой звёздный ветер является относительно слабым, он «дует» со скоростью 200-300 км/c. Из-за звёздного ветра такая звезда потеряет за всю свою жизнь меньше одного процента массы.
Звёзды с большой массой, такие как O и B типа, излучают звёздный ветер во много раз сильней. Скорость такого ветра достигает 2000 км/с. Источник ветра также отличается. Такой ветер вызван давлением излучения – непрекращаемым взаимодействием с фотонами.
Как ветры в пустыне создают песчаные дюны, этот мощнейший звёздный ветер создаёт странные формы из близлежащего светящегося газа и тёмных пылевых облаков. Комбинация этих форм и ионизационных фронтов создают различные узоры и контуры в туманности, в результате которых туманности и получают своё название.

ngc281-hao3rgb-complex-16h-full_sizeМы можем видеть эти процессы в туманности “Пэкмэн” (NGC 281). Она содержит новорожденное скопление звёзд O и B типа. Ультрафиолетовый свет этих звёзд расщепил окружающий молекулярный водород, а затем ионизовал его, заставив светиться красным. На достаточно большом расстоянии от скопления звёзд мы видим границу, за которой ионизация прекратилась. Это придало туманности округлую форму, такую же, как у Пэкмэна. Свидетельства наличия тёмного молекулярного облака лежит за границами ионизационного фронта. Огромное, треугольное, плохо вылепленное пылевое облако находится перед туманностью, оно и напоминает нам открытый рот Пэкмэна.

Хобот слона.

Если внимательно изучить внутренний край ионизационного фронта, можно найти все виды сложных форм и структур, созданных мощными звёздными ветрами. Они включают в себя V-образные гребни, столбы, колонны и все они направлены к скоплению горячих голубых звёзд – источнику звёздного ветра. Столбы и колонны часто напоминают нам хоботы, и они повсеместно встречаются в эмиссионных туманностях. «Столпы Творения» в туманности Орёл являются самым известным примером. Хоботы являются важной частью продолжающегося формирования звёзд внутри туманности. Однако образование звёзд в них проходит в меньших масштабах, чем это происходит в молекулярных облаках.

elefНаилучшее место для изучения процессов проходящих в хоботах это туманность «Хобот Слона» (IC 1396a). Эта туманность находится на расстоянии 1500 световых лет, и является ближайшим объектом такого типа. Это даёт нам возможность детально изучать туманность. Хобот слона по существу является вторгающимся холодным молекулярным облаком в ионизированную туманность. Она представляет собой округлую структуру, называемую глобула, которая направлена в сторону звёзд, которые, в свою очередь, подсвечивают и создают контур этой туманности.
Мощнейшие звёздные ветры «дуют» и рассеивают молекулярное облако, выдувая газ наружу из глобулы создавая сам «хобот». Интенсивное излучение звёзд выбивает атомы газа из холодной оболочки облака. Ультрафиолетовое излучение ионизирует эти атомы, а звёздный ветер задувает их обратно в глобулу и по длине хобота. Таким образом, получается светящийся, сильно сжатый край туманности.
Давление звёздного ветра так же сжимает это молекулярное облако и может вызвать гравитационный коллапс. «Хобот Слона» имеет ограниченное количество молекулярного водорода и в этой туманности могут рождаться звёзды только с небольшой массой, такой как масса Солнца. Пример этого можно видеть у длинного столба в туманности Пеликан (IC5067/70). Этот объект имеет небольшие два «усика» исходящие из глобулы с противоположных сторон.
Иначе известный как Herbig-Haro 555, этот объект состоит из двух направленных в противоположные стороны потоков, образованных протозвёздным диском от зарождающейся звезды, скрытой в центре глобулы. Оба потока немного сдвинуты в сторону «хобота» это сказывается влияние звёздного ветра, из-за которого и образовался этот хобот. Другие биполярные оттоки (такие как Herbig-Haro 563, 564 и 565) – показывают области формирования других звёзд с небольшой массой, их тоже можно найти в этой области.
Когда в такой звезде начнутся термоядерные реакции, её слабый звёздный ветер начнёт рассеивать аккреционный диск и окружающее молекулярное облако. И такая звезда начнёт проявляться из туманности. Это можно видеть в центре глобулы туманности «Хобот Слона». Там вы найдёте уменьшенную версию туманности «Ирис»: новорожденная жёлтая звезда находится внутри небольшой полости, созданной биполярным оттоком, который происходил ещё на стадии протозвёздного диска. Звезда создаёт небольшую эмиссионную и отражательную туманности. Красная эмиссионная туманность получается в результате ионизации близлежащего газа, а жёлтая отражательная туманность получается в результате рассеивания света звезды на частицах пыли.
Как ни странно, но звёздный ветер, который дал толчок к зарождению маломассивных звёзд в «хоботе», также ограничивает их количество. Непрекращающийся звёздный ветер рассеивает «хобот», делая его всё меньше, и оставляя всё меньше и меньше водорода для формирования новых звёзд. Мы можем увидеть последние стадии этого процесса в туманности «Головастик» (IC 410). Она представляет собой два «хобота» настолько разрушенных звёздным ветром, что напоминают головастиков. От глобул этих хоботов остались яркие светящиеся обода, которые и напоминают головы.
Однако, только небольшое количество объектов, которые были огромными, величественными хоботами, остаются существовать в виде тонких потоков, развивающихся как флаги под действием звёздного ветра. Предполагаемое время существования «хоботов» — от полумиллиона до миллиона лет. После этого они полностью рассеиваются в межзвёздной среде.
Звёздный ветер от массивных звёзд выбрасывает в пространство до 50% массы звезды. Это может оказывать существенное влияние на судьбу этой звезды. Если массивная звезда потеряет достаточное количество массы, она может окончить свои дни как белый карлик (как Солнце), а не во вспышке сверхновой.
Звезда с массой как минимум 30 солнечных, сбрасывает внешние оболочки непереработанного водорода с помощью звёздного ветра с огромной скоростью. Это быстро истощает запасы водорода, что приводит к быстрому переходу звезды на стадию красного гиганта. Однако на стадии красного гиганта звезда остаётся достаточно массивной, чтобы производить мощнейший звёздный ветер, который вызывает потерю массы с внешних оболочек звезды с чудовищной скоростью. После сброса внешних оболочек, красный гигант превращается в массивную, нестабильную, горячую, синюю звезду, которая продолжает излучать мощный звёздный ветер. Такая звезда получила название звезда Вольфа-Райе.

Надувая пузыри.

bubbleСвирепый звёздный ветер от звезды Вольфа-Райе может надувать пузыри в межзвёздном пространстве. Лучший объект для наблюдения подобного процесса – туманность «Пузырь» (NGC 7635). В этой туманности интенсивный звёздный ветер от звезды Вольфа-Райе (SAO 20575) выдул сферический пузырь в окружающем звезду ионизированном водороде. Звезда Вольфа-Райе находится не в центре туманности потому, что плотность окружающего звезду водорода неравномерна. Более плотная область облака препятствует расширению пузыря в этом направлении. Яркий пузырь находится в окружении более слабого пузыря. Он примерно в два раза больше, и если смотреть фотографию, его внешняя часть проходит рядом с голубой звездой. Более слабый пузырь представляет собой оболочку звезды, которую SAO 20575 скинула, находясь в фазе красного гиганта.
Звёздный ветер, который излучается звездой Вольфа-Райе имеет значительно большую скорость по сравнению с ветром, излучаемым на стадии красного гиганта. В результате этого внутренний пузырь расширяется быстрее, чем внешний. Когда-нибудь внутренний пузырь догонит внешний и они столкнутся. Что произойдёт дальше?

ngc6888-complex-28h25m-full_sizeРезультат вы можете увидеть, посмотрев на туманность Серп (NGC 6888). Звезда Вольфа-Райе в центре туманности это HD 192163. Быстро расширяющийся пузырь, подгоняемый звёздным ветром звезды Вольфа-Райе уже столкнулся с внешним пузырём, образованным на стадии газового гиганта. Столкновение создало фронт ударной волны ионизации, который излучал на различных длинах волн и впоследствии фрагментировал туманность, как если бы внутренний пузырь догнал в размерах внешний и это привело к их взаимному разрушению. Это произвело красивейшую туманность, напоминающую взрыв фейерверка. В конечном счёте, эти расширяющиеся под действием звёздного ветра пузыри обогащают межзвёздное пространство тяжёлыми элементами, некоторые из них являются основой жизни на Земле.
Когда вы смотрите на фотографии туманностей, постарайтесь увидеть больше, чем просто объект, в честь которого эта туманность названа и найти эффекты, которые созданы звёздным ветром. Вы видите массивную голубую звезду, проявляющуюся из молекулярного облака? Биполярный отток, и пространство, созданное им? Фронт ионизации и тёмную туманность за ним? Вы также можете увидеть хоботы с их глобулами и сжатый светящийся обод или пузырь, надуваемый звёздным ветром.
Если вы никогда не наблюдали туманность «Бегущая курица» (IC 2944), постарайтесь найти ответы, на поставленные вопросы, наблюдая эту туманность, и вы насладитесь видом туманности, как никогда ранее.

автор статьи: Rod Pommier

перевод с английского: Антон (Rain Dog)

иллюстрации: Милантьев Олег

Процесс обработки изображений дипскай объектов

Статья не дописана, но уже есть пара умных мыслей,
так что публикую и дописываю «наживую».
последнее обновление 12.10.2016

С августа 2008 года (с моего ДР, с 08.08.08) я увлёкся любительской астрономией. Почти сразу же, буквально несколько месяцев спустя, увлечённо начал фотографировать то, что увидел в свой слабый телескоп. Постепенно дозрел до «профессионально-любительского» уровня именно астрофотографии, а не астронаблюдений.

Отсняв, откалибровав и сложив отснятое за ноч(и) всегда встаёт вопрос: «как же из этого аж 32 бит на канал изображения получить 8-и битный пожатый жпег так, чтобы передать всю красоту Неба?». Однозначного ответа на этот вопрос нет. У каждого снимающего и, скорее, у обрабатывающего астрофотографии дипская постепенно формируется свой вкус, свой почерк и своя последовательность действий (workflow). Именно о моём workflow я и хотел сейчас поговорить.

Я планирую эту статью постоянно корректировать, отражая моё текущее видение процесса обработки. А видение это меняется со временем. Надеюсь, улучшается результат. Или, порой, упрощается процесс. Сразу напишу «отмазку» (disclamer), что я не мню себя крутым обработчиком. Больше того, я не планирую описывать какие-то замудрёные приёмы обработки. Лишь то, без чего, как я считаю, сложно пройти небольшой путь от суммы к публикации на сайте, в соц. сети, в астрофоруме.

Итак. Процесс обработки любительского астрофото дипскай-объекта, как я вижу его по состоянию на октябрь 2016 года, включает в себя следующее.

 

Исходный файл (fit), полученный после сложения. Что с ним делать?

В этой статье я не буду останавливаться на технических аспектах процесса получения фотографии. На сложности, заморочки и их решения по калибровке, выравниванию, сложению с сигма-клипингом и без. Я просто говорю «да будет файл». И файл появляется :). Шучу. Опишу чуть позже отдельно и дам ссылку, в т.ч. здесь.

Вся ластрономия в последнее время крутится вокруг формата файла, разработанного NASA. Формата с названием FIT. Новомодные программы, вроде pixInsight пытаются отжать это место, вводя свой формат файлов xisf, но это однозначно шаг назад. Весь астрософт понимает фиты и лишь пикс читает xisf. И так как, в процессе обработки, я не ограничиваю себя одним инструментом, то мне нужны подобные фиту универсальные мосты между двумя разными астропрограммами. Если программа не понимает фит, то после сжатия гистограммы я использую 16 бит PNG (можно со сжатием, но без потерь качества, как в жпеге).

Так или иначе мы получили фит с суммой. Обычно он в 32 бит float формате чисел. Если это не так, стоит проверить софт, которым складывали. Основной дипскай сигнал лежит внизу и целочисленная сумма может его серьёзно подпортить (в разы). Фит может быть чб (1 канал) или цветным (три канала, чаще всего RGB). Возможно, и даже наверняка, в процессе сложения был получен не один фит, а целый набор файлов.

Для упрощения я пока что буду вести речь об обработке одного фита. Красного канала. Синего. Или водород (Ha), или L-канал. Неважно. Даже, если вы снимаете цветной камерой (QHY8L, кэнон EOS xxxDa, …), вы всё равно должны разделить цветное изображение на три канала, выравнять и обработать их раздельно. Ну, то есть можно и забить, обработать как цветное. Я сам часто так делаю. Но я опишу максимально замороченный путь, а вы уж выбирайте лучшее из описанного.

 

Общая концепция обработки, рекомендованный софт

Видели звукорежиссёра за работой? Огромный пульт, наушники и зверское чутьё. Но больше опыт. Как говорят, «рука набитая». Он подкрутит эту ручку, даст чуть больше низких частот и добавит эха. Прислушается. Лишь немного добавит, постоянно следя чтобы итоговый звук был только лучше, но ни капли не хуже, чем был начальный.

Обрабатывая астрофотографию (на самом деле, во многом, и просто фотографию, но я пишу в привязке к любительской астрономии, с её спецификой), я свожу итоговый кадр из множества разных слоёв, придавая им меньший или больший вес, вводя маскирование, то есть применяя слой только к части изображения. Идеальный инструмент для подобных операций — это Адоб-Фотошоп. Да, конечно, в фотошопе есть и свои фильтры, возможность создания градиентных масок и много-много другого «вкусного». Но для меня самое главное в фотошопе — это именно реалтайм сведение.

Поэтому я начинаю с исходного PNG, полученного в fitStacker’е и в фотошопе постепенно добавляю к нему разные слои, корректировки, маски. Каждый из них применяю в большей или меньшей степени. А самым верхним слоем держу постоянно выключенный всё тот же оригинальный PNG. Порой я включаю этот слой, он перебивает остальные и через череду нажатий CTRL+Z (включил-выключил, включил-выключил, …) я делаю для себя вывод — не ухудшил ли я вид этой звезды… этой части туманности… этого яркого фрагмента. Туда-сюда-обратно :), пришёл к пониманию. Ухудшил. Чем? Слишком много чёткости? Я уменьшу применение слоя «чёткость». Слишком много шума по фону? Увеличу применение слоя «шумодав по фону». Я свожу итоговую картинку. И, если понимаю, что мне не хватает какого-то слоя, я добавляю его и так же, итеративно, довожу коэффициент применения слоя до нужного.

Я собрал жпег, опубликовал его и получил обратную связь. Мне сказали «не, Олег, ты слишком много насыщенности дал, это уж совсем краснО, надо прибрать». Не проблема. Запускаю фотошоп, применение слоя «насыщенность туманности» падает с 90% до 45%. Сохраняю жпег — теперь смотрится на пять! Не тот цвет звёзд? Дык, есть же (или будет создан) слой «цвет звёзд», включающий в себя инструмент «цветовой баланс», одетый на кадр по маске звёзд.

Ещё одно не менее (если не более!) важное отличие монтажа в фотошопе против обработки в pixInsight или другом астрософте — это возможность нелинейной обработки изображения. Что это значит? К примеру, отличнейший инструмент по обработке астрофото, уже десять раз мною упомянутый пикс является средством линейной обработки изображения. Мы берём фит, применяем к нему (можно по маске) деконволюцию. Следующим шагом мы «посолим» шумодавом. Дальше чуть-чуть откорректируем гистограмму или изменим изображение кривыми. Все шаги линейны. От первого идём ко второму, идём к третьему, четвёртому, двадцать пятому. Что, если я ошибся во втором шаге? Это пожар, это трагедия. Мне надо будет отменить все шаги до второго, изменить коэффициент применения шумодава, например, и вручную повторить все шаги вперёд. Которые не факт что отработают как в прошлый раз.

В фотошопе же мы нелинейно уменьшим применение слоя «шумодав» и за 10 секунд получим новую версию жпега. Нарезав картинку на слои мы можем замесить наш пирог так, как нужно.

Но как же готовить слои этого пирога? На какой сковородке, с каким маслом и … сколько вешать в граммах?
Отличнейший инструмент для этого, его название я уже упомянул. Это pixInsight. Да, мне не нравится, что авторы проги активно продавливают свой формат файлов, но в остальном эта программа обработки астроизображений, на сегодняшний день, не побоюсь этого слова, является лидирующей на рынке. Прога стоит некоторого количества денег, но … всегда есть способ обойти это досадное недоразумение.

Третья, а точнее самая первая программа, с которой начинается обработка фита — это бесплатный fitStacker. Программа, изначально нацеленная только на профессиональное сложение уже выравненных фитов, постепенно была развита автором, дополнена некоторым количеством полезного функционала обработки одного итогового фита.

Зачем мне весь этот зоопарк разнообразного софта? Почему не пользоваться чем-то одним, к примеру тем же пиксом (pixInsight), не перебегая от программы к программе? Я поясню свою позицию, хоть в целом она не нуждается в этом — она просто есть и я (для себя), просто прав. Так сказать, презумпция правоты, точнее права на собственное, пусть и ошибочное, мнение.

Вспомните посещение автосервиса. Если не были там (что странно), то обязательно сгоняйте на экскурсию. Дядька слесарь не чинит машину одним разводным универсальным ключём. Он берёт накидной ключ. Торцовый (рожковый) ему тоже удобен. А где-то не достать сбоку и он берёт головку и вороток. Быть может он на дорогой и крутой динамометрической трещётке, а может быть это сторублёвая металлическая штанга — тут уж зависит от привычек и финансов Мастера. Где-то, чтобы снять шаровую, один возьмёт молоток, а другой — специальный съёмник шаровой. Но чес-слово, я никогда не видел глупца автослесаря, стучащего по шаровой тем самым универсальным разводным ключём. Набор спец. инструментов всегда покажет результат не хуже, а часто лучше, чем один универсальный. Именно поэтому я пользуюсь fitStacker’ом для сложения, пиксу доверяю подготовку слоёв, а фотошопу — реалтайм сведение итогового изображения. Они делают лучше то, что умеют делать лучше.

 

Планирование и подготовка

С опытом обработки этот этап … не пропускается, но происходит автоматически, не задумываясь. Но чтобы этот самый опыт получить, чтобы привычка сформировалась, первое время нужно первым делом попытаться понять — из чего же состоит обрабатываемая картинка. Какие «улучшайзеры» стоит использовать, чего попытаться добиться.

@todo

 

Слой: Шумодав

Кто-то пользуется шумодавом, другой же считает его кошмар-кошмаром, убивающим ДД и делающим картинку пластилиновой. Одни давят всё так, что смотреть противно, другие же признаются в шумодаве, но найти на картинке его не получается. Именно такой подход я и пропагандирую. Шумодав, как любой другой инструмент улучшения картинки, не только имеет право на существование, но и, на мой взгляд, обязан использоваться. Но, как и в клятве Гиппократа, самое главное не сделать хуже. Не навредить.

В концепции сведения итоговой картинки в фотошопе через задание того или иного веса слою «шумодав», теряется смысл вопроса нужен ли этот слой. Нужен! Но процент его применения может быть и 0 :). В частном случае. Так что шумодав — обязателен! А применять его ко всей картинке или к её части — вопрос десятый. Если есть ресурс (хватает времени и упорства на обработку), то будет преступлением не попробовать применить шумодав в отдельном слое. Попробовать применить ко всему кадру. Скопировать в отдельный слой, снабдив его инверстной размытой маской, то есть попробовать применить его больше к фону и тусклым элементам кадра. «За спрос морду не бьют».

Но какой метод шумоподавления выбрать? Так как я описываю свой опыт и мои предпочтения на момент написания статьи, то озвучу мой сегодняшний выбор

@todo

Потный Мак

Забавно, что мой двухсполовинолетний сын зовёт себя Мак. Мы тоже зовём его Мак, хоть «по паспорту» он Максим.
Забавно, что Максутов-Кассегрен тоже Мак. Цветы красные кой-какие — тоже мак. Чёрные точки в кой-какой булке — тоже мак.

И совершенно не забавно, что третью ночь мне приходится выключать тот самый мак, который телескоп STF 8″ Deluxe схемы Максутов-Кассегрена. Выключать из-за обильного орошения внутри трубы. Здесь подробно о росе, о высокой влажности осенних и зимних ночей в Краснокрае.

Сегодня, по совету «бывалых» маководов, перевернул кулер. Теперь он гонит воздух не в трубу, а из неё. Что ж, посмотрим, поможет ли делу и, главное, не навредит ли. Ведь постоянно работающий вентилятор на попу маку я установил для борьбы с жутким термоклином, преследующим меня в этой закрытой трубе. Честно сказать, это был полный кошмар. И очень не хотелось бы к нему возвращаться.

Камни всякие нужны, камни стопудов важны!

Мне всегда нравилась красота Космоса (если смотреть отсюда и через мои любимые розовые очки). И телескопы красиво так крутятся всю ночь напролёт. Но порой хочется получить ощутимые плоды своего увлечения. Ну там рыбак, кроме как побухать на берегу, порой несёт домой рыбу. Охотник тоже нет-нет, да притащит в дом кабанчика.

Не так давно я получил первую коммерческую прибыль от астрофото. Целых 8 тысяч рублей удалось выручить от продажи ненужного мне астротрекера, выигранного в конкурсе съёмки кометы C/2013 US10 (Catalina). Это было интересно … своей необычностью. В целом я не настроен на получение денег таким способом.

Однако, что можно ещё получить от моего астрономического увлечения, кроме красивых раскрасок и аппликаций, часто называемых «астрофото». Их я тоже очень люблю и уважаю. В планах отснять всю Вселенную. Но это скорее на фоне других, более интересных задач. Сейчас же я поведу речь о нашем с Антоном (Rain Dog) хоть и малююююсеньком, но конкретном вкладе в познание мира.

2-го сентября мы таки нашли новый астероид. Снимали другой известный камень. Но у Антохи глаз-алмаз, он нашёл что-то и попросил меня тщательней переснять этот участок. Его же, «наш» камень, мы снимали 8-го и 10-го сентября. Потом погоды не стало, да и мы, возможно по неопытности, не совсем «соблюли протокол» съёмки и обозначения нового камня.
В итоге первым было засчитано наблюдение крутой Гавайской обсерватории от 19-го сентября. Вот страница камня с временным номером 2016 SS4. Есть подозрение, что наши первые наблюдения не вписались в «два наблюдения в разные ночи, не дальше недели друг от друга, не короче получаса каждое».

Вот первые измерения SS4:
MB034 * C2016 09 02.88087 23 18 37.75 +21 54 07.5 19.7 L71
MB034 C2016 09 02.89392 23 18 37.27 +21 54 00.7 19.5 L71
MB034 C2016 09 02.90709 23 18 36.81 +21 53 54.2 18.7 L71
MB034 C2016 09 08.81181 23 15 19.94 +20 57 20.3 19.2 L71
MB034 C2016 09 08.81537 23 15 19.91 +20 57 16.3 19.0 L71
MB034 C2016 09 08.82247 23 15 19.66 +20 57 13.8 19.4 L71

Пришлось написать небольшой калькулятор по переводу времени в человеческий. И вот, что получилось (время в GMT):

2 сентября: 19:44:21 — 21:46:12
9 сентября 19:29:00 — 19:44:21 (косяк, меньше получаса).

Пока что это единственное объяснение. Ждём официальной версии.

Обсерватория та (Pan-STARRS 1), и правда, невероеятно крута. Занимается именно камнями, причём не первый день. Расположена на Гавайях, как я понял, на трёх тыщах метрах, на вулкане Haleakala.

Больше всего мне понравилась их камера. «Небольшая» такая, сборный сенсор на ладошку не влезает. «Всего-то» 1.4 гигапикселя 🙂

mpc_orbit-diagram-ss4В общем, вопрос, почему они записаны первыми, ещё открыт. Мы задали его в Центр Малых Планет, но до сих пор ждём ответа.

Несколько дней, после того, как мы увидели эту страницу (там ещё не были вписаны наши октябрьские наблюдения SS4. Не было ни слова о нас), душевный настрой был нарушен, решимость продолжать отсутствовала и руки опустились.

 


Недавно, скорее по инерции, так как настрой был ни в дугу, мы снимали один уже известный камень, названный в честь мифологического греческого скульптора Пигмалиона, влюбившегося в им же обтёсанный камень. Показался забавным каламбур, что кто-то открыл камень (астероид), влюбился в него, обтесав его своими наблюдениями.

[03.10.2016 23:38:51] Антон: Гут!
[03.10.2016 23:55:38] Oleg Milantiev: погнали…

… и мы погнали! Погнали снимать, обрабатывать, формировать замороченное письмо и отсылать в MPC (minor planet center).

Пока невозможно чётко сказать, открытие это новых камней или переоткрытие старых под новым номером. Но ясно точно, что сейчас мы заявлены первыми, наблюдавшими камни. Что все протоколы соблюдены, всем, кому нужно, мы поулыбались и требуемое количество света от далёких камней TU9 (как самолёт КБ Туполева) и TV9 (почти «фантастическое» ТВ3) мы доставили по назначению.

Моё. Нет, НАШЕ первое открытие. И пусть это не закон Ома, и всё равно чертовски приятно. От всей души поздравляю тебя, Антоха 🙂

2016-tu9-ani

Наше первое знакомство с 2016 TU9

 

2016-tv9-ani

Наше первое знакомство с 2016 TV9

Нельзя не отметить неоценимую помощь Ивана Ионова. Именно на его телескоп, стационарно установленный в нашей обсерватории, и были отсняты столь тусклые камни. Уверенные 19m на одиночном кадре, ещё и в форме штриха, а не точки — это огромное проницание ньютона 320f4.2. Спасибо, Ваня, и тебя тоже с этим, пусть небольшим, но праздником!